Главная

БМЛ

БМЛ

© 2010 Роман «БМЛ», Евгений Глуховцев

Сюжет и персонажи выдуманы и не имеют ничего общего с действительностью.

Скачать бесплатно роман «БМЛ» в жанре боевик для чтения в режиме офлайн в следующих форматах:

txt

doc

Роман «БМЛ» в публичном доступе размещен исключительно на сайте http://www.netzim.ru/. Любое другое использование кроме как в личных целях (чтение) преследуется по закону в установленном порядке.

Роман «БМЛ»

Если на свете и есть Новый Вавилон, то он, вне всякого сомнения, находится здесь. 15 минут пешком от метро «Люблино» и Виталик на месте. Шесть часов утра, а в торговом центре «Москва» уже не протолкнуться — многоязычная толпа хаотично толкает мелких торговцев из регионов от одной лавки к другой.

Виталик выбирает две белые футболки: одну с портретом Мадонны, вторую — с Бритни Спирс. Неожиданно он получает сильный удар в спину ручкой тележки. Виталик ошарашено оборачиваетесь, но взгляд молодого грузчика равнодушно скользит по его лицу. Житель гор торопливо объезжает Виталика и бросает через плечо: «Извини, брат!».

Интересно, а что на самом деле думает о нем этот таджик? И что чувствует он к концу смены, ухайдаканный китайцами? Может, размышляет о несправедливом устройстве мира? Возможно, вместо бесконечных клетчатых сумок ему чудится родной кишлак и мама, ждущая у порога? А что, если юноша гадает — пригласит ли его сегодня к себе в арендованную квартиру якобы починить кран вон та симпатичная вьетнамка?

А как ощущает себя разорившийся букмекер с Уолл-стрит, впервые в жизни жадно всасывающий косяк, купленный за углом? Или падающий в обморок от жары сборщик сахарного тростника где-нибудь на Кубе? Ну, уж точно — совсем не так, как сейчас ощущаете себя вы, развалившись в шезлонге на берегу моря и с удовольствием потягивая холодное пиво…

***

О чем в данную секунду мог размышлять сам Виталик доподлинно неизвестно. Но явно — не о судьбах таджикского юноши, мира, планеты или, на худой конец, Родины.

Он небрежно бросает на диван купленные футболки, готовит яичницу с беконом, с большим аппетитом ее ест, запивая томатным соком.

Плюхается в кресло перед телевизором, но вместо того, чтобы смотреть Bloomberg, который после стольких лет рецессии торжественно объявил, что мировому кризису пришел конец, Виталик открывает «International Leisure World». И вот уже вторую минуту никак не может оторвать глаз от еле заметной родинки на попе у Её Королевского Высочества, принцессы Швеции Мадлен, запечатленной на частном пляже…

Оглушающе громко звякает мессенджер. Виталик придвигает к себе ноутбук – сообщение от пользователя «Сашенька»:

«Привет! Ура – кризису каюк!»

Виталик недоуменно морщится.

«Чего-чего?»

Через секунду получает ответ.

«Ну, в таком случае — ничего! Слушай, я все забываю тебя спросить — что обозначает твой ник? Ну, эти… три буквы…»
«БМЛ? Боевая Машина Любви — прошу не путать с БМП!»
«Забавно! А что такое БМП?»
«Боевая Машина Пехоты — принята на вооружение в начале 60-х… Вот деревня — такие вещи надо знать!»
«Сам ты кишлак! В отличие от тебя, я в армии не служила, строем не ходила…»
«Отлично! Ты, наверное, красивая – жалко, что фото нет. Только с тобой у меня почему-то не получается… Мы в мессенджере переписываемся уже месяц, но ты как скала…»
«А ты москвич?»
«Ага…»
«Я тоже из Москвы… Но в реале не встречаюсь!»

Виталик бьет себя левой рукой по сгибу локтя правой руки и поднимает вверх средний палец.

«Больно мне надо!»
«Вот гад! Мог бы немного пофлиртовать!»
«Не-а!»
«Для приличия взял бы и робко спросил: «А, может, прокатимся на моей машине субботним вечерком?»»
«Да?»

Виталик в задумчивости чешет затылок.

«Во-первых, у меня мотоцикл. А во-вторых, я лучше бы стал напрямую домогаться! Типа: «Ой, у вас резинка на трусиках разносилась!»»
«А по пончику не хочешь каблучком?»

Виталик выжидает.

«Ау?»

Он стучит пальцами по столу, ждет. На мониторе появляется сообщение «пользователь Сашенька покинула чат».

Кровать с высокой деревянной спинкой громко хлопает ножками о паркет. Изящная женская рука с серебряным маникюром судорожно сжимает и разжимает кусок простыни. Люстра на потолке подрагивает и раскачивается в такт звукам.

Охи и вздохи затихают. Люстра останавливается, загорается. Мокрое от пота лицо Виталика – глаза в потолок, блаженная улыбка и голос уходящей девушки.

— Малыш, ты был бесподобен!

Он небрежно машет рукой.

— И ты, Маша!

Маша неожиданно возвращается. Девушка роется в сумочке, достает что-то и бросает Виталику. Он ловит, разжимает кулак — на его ладони оказывается миниатюрный предмет, напоминающий пластмассовый зуб.

— Что это?
— Этот зуб мне достался от приятеля, а я решила подарить тебе. Приборчик принимает все вызовы мобил в пределах 10 метров. Носится в ухе — ответить невозможно, но приколоться можно…
— Ой! А я приготовил тебе майку с твоей любимой Мадонной!

Виталик вскакивает и достает из тумбочки футболку. Маша в знак благодарности молча кивает.

— Пока!

Девушка уходит. На тумбочке звонит мобильный телефон. На втором звонке он замолкает. Виталик переводит взгляд на электронный зуб у себя на ладони – в нем сбоку загорается пульсирующий синий огонек. Приборчик издает слабый звук, слышится женский голос.

— Чего молчишь? Я уже поднимаюсь. Ты где?

Мигающий огонек на приборчике гаснет. Виталик резво вскакивает с постели, хватает джинсы и рубашку, надевает их и мчится к двери. Осторожно приоткрывает ее – видит, как Маша заходит в лифт и уезжает. Виталик лихорадочно поправляет рукой сбившуюся прическу, выходит на лестничную площадку. Открываются двери второго лифта — из него выныривает брюнетка. Виталик целует ее в щечку.

— Привет, Лара!

Брюнетка не отвечает, они заходят в квартиру.

— Я тебе только что звонила. Странно – вроде как ты трубку взял, а ничего не ответил…

Виталик пожимает плечами.

— Бывает… Я только что вернулся с работы… Если позволишь — освежусь?

Лариса жестом показывает – ну, надо так надо. Виталик убегает в ванную комнату, брюнетка быстро снимает с себя одежду и ныряет под одеяло.

Люстра на потолке гаснет и начинает медленно раскачиваться и скрипеть в такт нарастающих вздохов. Кровать с высокой деревянной спинкой громко хлопает ножками о паркет…

Виталик, словно труп, не мигая, смотрит в потолок. Лариса ловко бросает футболку с Бритни Спирс в сумочку и уходит — хлопает входная дверь.

Виталик снова один. Звучит сигнал мессенджера, он резво вскакивает и голышом бежит к монитору — пришло сообщение от пользователя Сашенька.

«Честно ответь, велосипед любви – кого сегодня уже успел прокатить на себе?»
«Не поверишь — только что ушла… вторая! Я не велосипед – я танк!»
«Танк? Ты что, расстреливал их в упор?»

Виталик беззвучно прыскает от смеха в кулак.

«Хочешь – приезжай!»
«Не хочу!»

Появляется сообщение – «пользователь Сашенька покинула чат».

***

Посвистывая, как заправский моряк, Виталик вразвалочку выходит из подъезда. Лениво, размеренно, смакуя момент, садится на спортбайк. Долго возится со шлемом, поправляя ремешок. Так же неспешно заводит движок, дает ему прогреться. Затем рвет на себя ручку газа, взлетает вверх и с ревом пролетает на заднем колесе мимо двух симпатичных подружек. Они испуганно вскрикивают, шарахаются к стене — цель достигнута, можно притормозить, развернуться и завести с девушками неспешный разговор. Но сегодня у него другие планы — за девять секунд Виталик разгоняет свой мотоцикл до 120 километров в час.

В черном внедорожнике в полном молчании едут четверо — трое мужчин кавказской внешности и миниатюрная брюнетка. Она сидит сзади, с бородачом в солнцезащитных очках. Он задумчиво улыбается.

— Почему ты решила избрать такой необычный способ знакомства?
— Я знаю русских мужчин: им чем жальче, тем лучше.

Мужчина, сидящий рядом с водителем, ухмыляется.

— Только не переборщи – кажется, так говорят у русских?

Виталик у цели — делает резкий разворот.

— Вита! – радостно подлетает к нему парковщик.
— Жора! – в тон выкрикивает он.

Залихватски кидает ключи Жоре и решительным шагом направляется в увеселительное заведение. У барной стойки видит своих друзей — Романа, Ивана и Семена — парней лет двадцати шести. Они кадрят двух блондинок. Одна из них обращается к Виталику.

— Привет, малыш, как дела!
— Салют, детка, как настроение?

Милый треп, необязательные знакомства. На сцене клуба поет огненно-рыжая артистка с огромным бюстом. На втором куплете она приближается к столику, за которым сидят друзья. Певица оказывает активные знаки внимания Виталику. Тот встает из-за стола — они на пару страстно, порывисто танцуют. Народ за столиками оживляется, бурно аплодирует. Раскрасневшаяся парочка раскланивается. Артистка незаметно сует за ремень Виталика визитку.

Вечеринка заканчивается. Виталик машет друзьям, которые садятся в такси. Достает визитку, набирает номер — в трубке слышится чуть хрипловатый голос: кофе, чай, потанцевать? Виталик быстро записывает в блокнот адрес огненно-рыжей артистки. И тоже стартует. Сворачивает в парковую зону — луч мотоциклетной фары монотонно наматывает на себя полотно грунтовой дороги.

Четверка во внедорожнике продолжает двигаться в полном молчании — все сосредоточены и смотрят прямо перед собой. Пассажир рядом с водителем, не оборачиваясь, хрипло командует:

— Давай!

Бородач наносит в лицо брюнетки короткий, резкий, вырубающий удар.

Виталик слышит за спиной противный распарывающий воздух звук. На большой скорости его обходит черный внедорожник. Внезапно автомобиль замедляет ход – из него на дорогу выкидывают человека. Виталик пытается уйти от наезда. Его мотоцикл теряет управление и улетает в кусты.

Исцарапанный, он выбирается на обочину. На дороге видит миниатюрную брюнетку с короткой стрижкой — девушка стонет от боли, пытаясь сесть.

***

Виталик видит себя как бы со стороны – лежит со снайперской винтовкой в камуфляжной форме в засаде на горном склоне. В окуляре — окраина селения. Боевики забирают у мирных жителей скот. Тем, кто пытается отстоять свое добро, для острастки дают очередь под ноги. Он переводит прицел выше — на чердак ближайшего дома. У него расширяются зрачки — в него целится чеченский снайпер.

Вдалеке сухо щелкает выстрел. Шу-у-у-уух!… Пуля в последний момент как в рапиде замедляет полет прямо перед его лицом. Виталик перехватывает смертоносное послание, крепко сжимает двумя пальцами, мгновение рассматривает и отпускает. Шпок! — пуля влетает ему в лоб.

Виталик дико орет, вскакивает с постели. К нему подбегает Роман в трусах и майке. В руках у него кружка с водой. Появляется заспанный Семен в пижаме. Виталик трясущимися руками берет кружку из рук Романа, судорожно, большими глотками пьет – видно, что так уже было не раз и друзья привыкли.

***

В подсобке ремонтного блока свадебных лимузинов шарахаются две фигурки — от стены к стене. Виталик в полумраке через ткань комбинезона тискает за грудь уже знакомую нам девушку – ту самую, что выкинули из внедорожника. Это Алечка — она активно сопротивляется.

— Какой же ты нетерпеливый!

В бокс заезжают два трейлера с новыми лимузинами на платформах. К небритому мастеру в спецодежде подходят рабочие. Он показывает им где разгружать. Один из водителей отдает небритому мастеру связку ключей зажигания.

— Принимай, Петрович! Еще тепленькие! Прямо с парома — шведский друг нам прислал!

Он кивает на лимузин с фигуркой трубача на капоте.

— Вот этот мне особенно нравится!

Отбившись от Виталика, Алечка хватает ведро с холодной водой и плескает в него.

— Охладись, дядя Витя!

Тот взвизгивает, она смеется.

Небритый мастер открывает дверь соседней от Виталика подсобки, ныряет в ее полумрак. Достает из кармана фляжку, опрокидывает в горло. В этот момент в подсобке загорается яркий свет. Напротив мастера в деловом костюме на стуле импозантно располагается Иван Сергеевич — директор предприятия.

— Все, Петрович! В разгар рабочего дня… уволен!

Две девушки активно надраивают стекла лимузина на смотровой яме. Одна из них видит выходящего из подсобки Виталика.

— Глянь, он снова там закрывался…
— С Алечкой?
— Ага…
— Честно? Я не понимаю мужиков! Вот у тебя – все при себе! А у нее…
— Н-да… Я ему намекала – киношка там или на лодках покатаемся…
— И?…
— Пургу понес — кот, мол, у меня дома, бросить не могу…

Небритый мужик выходит из подсобки и, пошатываясь, молча плетется по коридору. Достает трубку мобильного телефона, набирает номер.

Из подсобки выходит Алечка. Девушки провожают ее взглядами. Одна из них презрительно морщит лоб.

— А правда, что он ее на помойке нашел?
— Не-а! Ее из машины хахаль выкинул.
— А как она у нас оказалась?

Молчащая девушка машет мимо проходящей знакомой… Та ей в ответ тоже машет.

— Виталик привел.

Небритый мастер идет по цеху ремонта лимузинов, говорит по мобильному телефону.

— Извини, Вадим! Меня уволили! Я не смогу…

Голос Вадима в трубке слегка хрипит.

— Ничего страшного!

В трубке слышатся сигналы отбоя. Небритый мастер тупо смотрит на телефон.

***

В квартире родителей Романа непривычная тишина. Роман сидит – смотрит новости по телевизору. Показывают очередную операцию спецназа в Чечне. Закадровый голос корреспондента сообщает подробности.

— Информированный источник в Федеральной службе безопасности сообщил, что среди убитых боевиков, возможно, находится Аббас — известный полевой командир.

У Романа за спиной диванчик, на котором, поджав ноги, отдыхает молодой человек. Он читает газету, лица его не видно.

Роман наливает себе чашку чая, продолжая смотреть новости.

— …Но трупы невозможно опознать – факт гибели Аббаса может подтвердить только генетическая экспертиза…

Роман пультом снижает уровень звука в телевизоре. Персонально ни к кому не обращаясь, задумчиво говорит в пространство перед собой.

— Затрахали! Такое ощущение, что это происходит не с нами.

Молодой человек шевелит газетой – слышится шорох. Но лица его из-за газеты по-прежнему не видно.

— А с кем?

Роман отвечает, не оборачиваясь на молодого человека с газетой.

— Ну, уж точно не со мной. Все как в кино или сне. И все как будто не настоящее – это не люди, а зеленые человечки, которых дергает за ниточки шестиголовый мудак…

Роман поворачивается в сторону молодого человека с газетой.

— Нет, я конечно, патриот, но объясни — кто враг, где враг, что враг… Фигня какая-то… Вот если б война как в 41-м – там все понятно. Но сейчас…

Роман пожимает плечами. Слышно как хлопает входная дверь и нарастает шум шагов. Роман оборачивается на этот шум. Молодой человек издевательским тоном как заговорщик хрипло шепчет из-за газеты.

— Вон, слышишь, патриот? Террорист пришел… За тобой…

Роман переводит взгляд на молодого человека с газетой. Он передразнивает его – делает обезьянью ухмылку.

Молодой человек из-за газеты продолжает нагнетать.

— Доставай быстрее ствол… Не можешь? Э… Бэ… У-у-у… Ну, и ладно… Придется все делать самому…

В комнату вваливается Семен — верзила в рабочем комбинезоне. На него смотрит Роман. Семен молча ставит на край длинного стола бутылку пива и резким движением толкает ее в сторону молодого человека с газетой. Бутылка с шумом скользит по поверхности стола, ее ловко, в самый последний момент, принимает рука, резко выброшенная из-под газеты. Молодой человек опускает газету – это Виталик.

Семен чешет затылок.

— Ну и реакция!
— Бэ-эм-эл!

Виталик растирает уши – как будто они у него замерзли. Обращается к Семену.

— Что-то уши зачесались – уж не к пиву ли?
— Виталь, ты чего так рано?
— Мне сегодня почти весь день пахать, вот отпустили на часок. А ты с чем пожаловал?
— Пивной перерыв!

Виталик резко бросает растирать уши, хватает пиво и по-кошачьи легко подскакивает к Семену — прикладывает холодную запотевшую бутылку к его голове.

— Зачем тогда мне отдал? Ты часом не заболел?
— А-ха!

Семен ловко выхватывает бутылку у Виталика, отвинчивает крышку и начинает быстро пить пиво большими глотками.

Семен пьет из горла. Виталик пытается отнять бутылку у друга – Семен выворачивается, перепрыгивает через кресло, потом диван – погоня крутится вокруг Романа, который с невозмутимым видом сидит за компьютером и стучит по клавишам.

Тяжелый ботинок попадает в огромную вазу на журнальном столике, она с грохотом разлетается. Роман от ужаса таращит глаза.

— Ну, все-все! Отец мне даст! Я и так вас пустил сюда пожить тайком – он меня повесит, когда узнает про этот дурдом…

Семен берет с тумбочки у телевизора фотопортрет солидного мужчины и стоящей рядом с ним миловидной дамы. К нему из-за спины подходит Виталик и тоже смотрит на фото.

— Сколько они уже в Германии?
— Третий год, отцу продлили контракт на пять лет…

В квартире родителей Романа появляется еще один персонаж — из кухни выглядывает Иван.

— Пока вы… я тут…

Все оборачиваются на Ивана. Он в белом переднике, как у повара. В руках Ивана поднос, на нем – аппетитная огромных размеров курица-гриль.

— Мимоходом успел кое-что в духовку запихнуть. Готово! Мил-сти прошу к столу!

***

Через вертушку проходной гаражного комплекса протискивается небритый мужик — уволенный мастер. Машет мимо проезжающим «Жигулям». Машина останавливается.

За рулем девушка с короткой стрижкой как у подростка.

— До метро – сто!
— Сто пятьдесят!
— Ладно!
— Садитесь!
— Спасибо!

Небритый мужик садится в машину. Автомобиль плавно набирает скорость. Справа от девушки-водителя пакет с гамбургерами. Она достает один и ест.

Девушка ловит на себе взгляд мужика, кивает на пакет.

— Хотите? У меня еще есть!
— Спасибо, не хочу.

«Жигули» резко сворачивают в поворот, ведущий в лес. Девушка быстро крутит баранку. Небритый мужик недоуменно смотрит на нее.

— Не понял!

Девушка улыбается, глядя на небритого мужика.

— Дурачок! Расслабиться не хочешь?
— Я?

Небритый мужик с удивлением оглядывает девушку с короткой стрижкой. Девушка улыбается, ободряюще подмигивает. Она тянется за очередным гамбургером, вместо него выхватывает из пакета пистолет с глушителем и стреляет небритому мужику в лоб.

***

Максим пьет кофе дома, но он идет не в то горло. Молодой человек заходится в длительном кашле. В этот момент звонит смартфон.

Виталик быстрым шагом идет по коридору гаражного комплекса, он говорит по мобильному телефону.

— Здравствуйте, Максим! Просто напоминаю – вы сегодня хотели выбрать конкретный лимузин.

Максим поправляет очки на носу.

— А сколько их у вас?

Виталик широко улыбается.

— Хватает…

Виталик широким жестом встречает Максима в гаражном комплексе.

— Выбрать есть что!

Максим молча открывает дверцу одного из лимузинов. Поджимает губы, салон ему явно не нравится.

— Н-да…

Недалеко от гаражного комплекса притормаживает иномарка. Стекло опускается. Щелк! Щелк! Парень украдкой фотографирует здание, окна, вход в комплекс. Наводит фокус на Ивана Сергеевича, который вышел на балкончик покурить. Шелк!

Максим открывает салон следующей машины, у нее другой, но тоже стандартный салон.

— Н-да…

С заднего сиденья следующей машины выпархивает Алечка. Она в такой же фирменной куртке, как и у Виталика. Грациозным движением руки она приглашает Максима взглянуть внутрь.

Рабочие комплекса в кадре. Щелк! Неизвестный парень в иномарке наводит крупнее. Щелк! Непрерывно щелкает затвор фотоаппарата.

Алечка тараторит как школьница, хорошо выучившая урок.

— Вот – цветомузыка, тут — шкатулка для украшения невесты, это бар – все бутылки инкрустированы кристаллами Сваровского, блюда для закусок оформлены одним из лучших дизайнеров Москвы…

Медь, финифть, позолота… Никакой вульгарности и выпендрежа, все со вкусом, невесте должно понравиться.

На лице Максима появляется заинтересованность.

— Это уже кое-что!

Максим обращается к Виталику.

— А есть что-нибудь еще?

— Ну, в принципе – да… Сюда!

Щелк! Шелк! Неизвестный парень делает последние снимки и уезжает.

Виталик подводит Максима к еще одному лимузину.

— Это мое личное ноу-хау. Думаю, дверь вам лучше открыть самому…

Максим берется за ручку двери, дергает — дверь не поддается, еще раз дергает – дверь, наконец, открывается. Максим видит шикарный салон, на заднем сиденьи которого сидят два манекена — мужчина и женщина в свадебных нарядах.

Виталик у себя за спиной незаметно для Максима жмет на кнопку пульта. Из боковой обшивки с электронным писком выскакивает табличка с шутливым дорожным знаком — символической фигуркой голой женщины с раздвинутыми ногами и лежащим между них мужчиной. Раздается оглушительный вой сирены. Максим от неожиданности вздрагивает.

Дорожный значок перечеркивается мигающим красным крестом – запрещено. Раздается хлопок – табличка падает куда-то вниз. Громко врубается марш Мендельсона.

Сбоку с шумом выпадает матрас для занятий сексом, с манекенов с грохотом слетает одежда – женщина-манекен вдоль обшивки салона быстро как в мультиках заезжает и ложится спиной на матрас. Ноги женского манекена с туфельками на шпильках со звуком как у робота разъезжаются в стороны и вверх.

По такой же траектории заезжает и ложится между женских ног мужской манекен. В этот момент от ног женского манекена с дымным шлейфом отстреливаются туфельки, матрас подкидывает обе фигурки.

У Максима от удивления одна из бровей ползет вверх.

Лимузин начинает подпрыгивать, мужской манекен — долбить женский. Такое ощущение, что тела манекенов соединены невидимым механизмом отбойного молотка. Одновременно звучит сладострастный женский голос – «О, Макс, ты лучший, о Макс, ты супер! О-О-а-о-о…».

По телам манекенов пробегают огоньки – от ног к голове. Там они закольцовываются, множатся – головы манекенов начинают пылать ярким красным светом, накаляясь все больше и больше. Еще миг и гипсовые головы манекенов взрываются.

Виталик ошалевший, чумазый от копоти и пыли, стоит чуть позади Максима и смотрит вместе с ним через дверной проем в салон. У Максима очумевший взгляд и такая же, как у Виталика, чумазая физиономия.

— Клее-ё-вая п-презентация!… Беру!

Максим разворачивается и быстро уходит. Виталик устремляется за ним.

— Идея мне нравится, звуковое оформление тоже. Лимузин — нет. Замените!

Максим уходит, не оборачиваясь. Виталик останавливается как вкопанный, поднимает недовольно руки кверху, делает кислое выражение на лице – чувак совсем зажрался! Тяжело вздыхает, делает паузу и шумно продолжительно выдыхает воздух.

— М-да…

***

Иван Сергеевич входит в кабинет, на двери которого висит табличка «Мастер 4-го блока». Через стеклянную перегородку видно как Иван Сергеевич отчитывает Виталика. Шеф страшно недоволен. Виталик пытается оправдываться.

Иван Сергеевич вылетает из двери Виталикова кабинета злой как фурия, бормочет про себя.

— Кулибин хренов!

Мастер показывает Виталику новые лимузины.

— Смирнова сегодня уволили – он поехал бриться домой. Поэтому, Виталик, выбирай! Шеф разрешил взять любой!

— Мне нравится вон тот!

Виталик показывает на уже знакомый нам лимузин с трубачом на капоте.

— Он твой!

Мастер находит на связке нужный ключ зажигания и бросает Виталику. Тот ловко его ловит.

— К совещанию сделаешь?

— Семеныч, обижаешь! Только трубача этого убери, полная безвкусица – прости… Переставь вон на тот лимузин, он такой же по цвету…

— Угу-угу… Ну, ладно!

Виталик бросает на стол папку. Включает компьютер. Входит под ником БМЛ в мессенджер. Появляется индивидуальное диалоговое окно. В нем появляется сообщение от пользователя «Сашенька».

«Дурак!»

Виталик делает на лице гримаску обиженного мальчика, бормочет про себя.

— Коротко, но ясно! И чего я с тобой так долго вожусь?

На мониторе появляется — «пользователь Сашенька покинула чат».

Виталик подходит к лимузину, около которого суетится его бригада. Говорит одному из рабочих, который вскрывает обшивку салона.

— С обшивкой поаккуратней!

Виталика зовет самый молодой слесарь, который заворачивает шуруп внизу капота.

— Виталий Геннадьевич!

Самый молодой слесарь опускает капот и показывает на красивую металлическую пластину со свадебными кольцами.

— Вот на место трубача нашлепку поставил. Были две дырки – некрасиво…

— Молодец!

К Виталику подходит с недовольным выражением на лице Иван Сергеевич.

— Успеешь?
— Заканчиваем! И хватит меня торопить!
— Ах, какие мы нежные! Клиент для нас наиважнейший! Кто его получит, тот и станет моим замом – а мне все равно — ты или Алина!

Иван Сергеевич резко разворачивается на каблуках и быстро уходит. Виталик зло передразнивает начальника, повернувшись к Алечке, которая суетится у капота своего лимузина.

— Алина-Галина! Ты уж постарайся – он тебя не обидит, деточка!
— Дурак!
— Что-то я дурак сегодня дважды…

Виталик заглядывает в салон лимузина Алечки — кивает в сторону инкрустированных бутылок с шампанским.

— Где ты этих страз наковыряла – стра-а-а-шных, как моя жизнь?..
— Сорока на хвосте принесла. Чего ты ко мне пристал, эротоман несчастный!

В этот момент сзади Алечки раздается страшный грохот, она подскакивает от неожиданности – лимузин Виталика мигает как новогодняя елка, подпрыгивает, издавая сладострастные стоны. Самый молодой слесарь в задумчивости чешет затылок.

— Сработало! Правда, преждевременно!

Все смеются. Алечка сердито машет рукой – да ну вас всех! — и убегает.

Виталик возвращается в свой кабинет. Работает над документами. Видит — Сашенька снова в чате. Пишет ей.

«Вернулась?»
«И что хорошего?»

***

Три человека в спецназовской форме и масках разбивают окно подвального помещения и проникают внутрь.

Слышится чей-то голос. Спецназовцы снимают маски и выхватывают пистолеты с глушителями. Прячась за канализационные трубы, за колонны и ящики с оборудованием, люди в одежде спецназовцев перебежками двигаются вперед.

Спецназовцы замирают, видят — по металлической лестнице поднимается рабочий в спецовке. Он кричит кому-то наверх.

— Ходовую я проверил – все в норме! Можно начинать…

Рабочий уходит. Люди в форме спецназа двигаются дальше. Один из них закидывает крюк с веревкой на металлическую верхнюю палубу – надстройку у потолка — и взбирается на нее.

Спецназовец ножом протыкает дыру в фанере и видит, что в гаражном боксе стоит лимузин с трубачом на капоте и еще одна машина. В бокс заходят двое рабочих.

Рабочие накачивают шины на лимузине с трубачом. Спецназовец оборачивается на своих товарищей внизу и подает знак – тсс!

Он кидает вниз веревку. Его товарищи привязывают к ней металлический баллон. Спецназовец на палубе машет – шевелитесь! Быстро поднимает баллон наверх, привинчивает трубку к выходному отверстию, конец трубки просовывает в отверстие, сделанное в фанере, и отвинчивает крышку баллона. Слышится легкое шипение – идет газ.

Рабочий хватается за горло.

— Что-то мне как-то неуютно – пойду, подышу…

Он делает шаг и валится на бок. У второго рабочего подламываются колени и он медленно оседает.

***

Виталика поставила в тупик последняя фраза Сашеньки.

«Не понял…»
«Все обидеть норовишь!»
«Что ты, Сашуля! Обидеть? Тебя? Да я лучше своему начальнику в морду дам — он мне сегодня все нервы истрепал!»

Виталик видит через стеклянную перегородку — мимо проходит Иван Сергеевич. Начальник замечает взгляд Виталика – приветливо машет ему. Виталик в ответ тоже машет.

«А ты мстительный, как я погляжу!»
«Да, меня лучше не трогать! Слушай, подождешь минуту? Я – быстро!»
«К начальнику – рожу мылить?»
«Уже бегу! Врываюсь в его кабинет.»

Виталик видит через перегородку как Иван Сергеевич разговаривает с мастером. Шеф изредка бросает взгляды на Виталика.

«Ударом ноги сверху ломаю начальственный стол пополам. У директора выпучиваются глаза.»
«Пятку не отбил?»
«Я ловко защемляю шефу нос огромной прищепкой и страшным голосом ору: “ Молчать!”.»

Виталик через перегородку видит, что Иван Сергеевич ему загадочно улыбается. Виталик приветливо кивает шефу.

«Из ящика стола достаешь штангенциркуль и прикалываешь его указательный палец к полированной поверхности. Слушай… Я тоже вхожу во вкус! Сейчас будем мучить твоего начальника вдвоем.»
«Давай! В руках у меня “Узи”, я быстро передергиваю затвор и целюсь своему директору в лоб.»
«А может ему из гаубицы в зад?»

В дверях кабинета Виталика Иван Сергеевич.

— Виталь! Ты уж меня не подведи!

Виталик от неожиданности подпрыгивает – он не заметил приближения шефа. Услужливо – как ванька-встанька – кивает. Не может выдавить из себя ни слова – только мычит. Иван Сергеевич пожимает плечами и уходит.

«Размышлять некогда! Твой директор в ужасе закрывает глаза, ты даешь длинную очередь – пули кучно ложатся вокруг его кресла…»
«Пол проваливается и мой босс падает в помещение этажом ниже. Он приземляется на дорожку для боулинга. В кресло, на котором шеф как всадник на лошади, попадает шар. Мой начальник улетает, загребая собой все кегли. Раздается крик и ужасный хряст.»
«Нет – не так! Твой шеф снова на месте, ты стреляешь, пол под ним проваливается. Но ты успеваешь схватить начальника за шиворот. Вздергиваешь его вместе с креслом на огромный стол и мгновенно обматываешь скотчем со всех сторон, прикрепляешь сзади спинки огромную ракету “земля-воздух”.»

Виталик через перегородку видит, что Иван Сергеевич говорит по мобильному телефону.

«Тянешь провод к концу стола. Садишься в глубокое кожаное кресло, достаешь из кармана замыкатель в виде павлина с распущенным хвостом…»
«Следом вытаскиваю пакет с надписью “Красный жгучий перец”. Рассыпаю его дорожкой, наклоняю к нему лицо и громко произношу: “Премия!”.»
«Громко чихаешь – тугая волна воздуха бьет павлину в хвост. Птица резко наклоняется вперед и клювом замыкает цепь – ракета со страшным шипением уносит твоего босса к потолку…»

Виталик видит через перегородку, что Иван Сергеевич что-то пишет на листе бумаги фломастером. Ему услужливо для упора подставляет спину мастер.

«Ракета делает вираж и пробивает окно. Моего начальника несет по направлению…»
«…к Останкинской телебашне!»
«Живой снаряд с воплем пробивает прозрачную стену ресторана “Седьмое небо”…»
«Твой шеф в полете успевает выдернуть бокал с вином у диктора Екатерины Андреевой, которая уже поднесла его к своим губам. У ведущей программы “Время” округляются глаза…»
«Но директор успевает выпить содержимое ее бокала прежде, чем ракета пролетает увеселительное заведение насквозь.»
«Вижу стекляшку ресторана как бы со стороны – пробив окна, оттуда вылетает ракета с человеческой фигуркой на спине.»

Виталик поднимает взгляд и видит, что Иван Сергеевич прислоняет бумагу к стеклянной перегородке его кабинета. На бумаге текст, написанный рукой Ивана Сергеевича – «Сегодня, 20.30».

Виталик кивает – все понятно! К Ивану Сергеевичу подбегает клерк. Шеф убирает бумажку от стекла.

«Что за чушь? Какая может быть у ракеты спина? Или живот?»
«Но нос и хвост у ракеты уж точно есть! И твой начальник сидит между ними.»
«Согласен!»
«Впереди маячат очистительные сооружения.»
«Мой босс судорожно выхватывает из нагрудного кармана рубашки театральный бинокль. В окуляры отчетливо видит приветственный щит на входе: “Принимаем эти как их… даже от монашки!”.»

Виталик хмыкает от удовольствия, что придумал нечто удачное. Продолжает барабанить по клавишам.

«С фотографии на щите шефу весело подмигивает симпатичная черноглазая настоятельница.»

Виталик поднимает глаза и видит, что Иван Сергеевич уходит.

«Нет, слишком пошло! Причем тут служительницы культа?»
«Ладно, не будем трогать святое! Ну, тогда перед директором маячит… скотомогильник деревенский.»
«Точно! С черепом быка у входа. Его пустые глазницы неожиданно загораются зловещим красным светом – как у вампиров. Твой директор – бык?»
«Козел! Ракета внезапно снижается, замедляет полет и останавливается как вкопанная точно над могильником…»
«В ее боку с электронным писком открывается дверца.»
«Оттуда вылетает веревочная лестница. Мой шеф по ней спускается вниз.»
«И быстро овладевает коровьими скелетами, трупами индюков и канареек.»
«Почему канареек?»
«Терпеть не могу их трелей, а еще ненавижу скворцов!»
«Да?»
«При их виде я впадаю в беспокойство.»
«Странно…»
«Вот и сейчас у меня начинает бешено чесаться нос, судорогой сводит живот, а по ягодицам пробегают конвульсии…»

Виталик видит через перегородку — ему машет самый молодой слесарь – что-то радостно показывает. Он ему машет в ответ – сейчас, одну минуту! Быстро пишет ответ.

«Хорошо-хорошо! Главное, не нервничай. Пес с ними – с этими грачами и трясогузками! Но мы сделали самое главное – нашли новую работу для моего директора! Теперь он меня беспокоить не будет. Что дальше? А?»
«Устала я с тобой! Думала, приголубишь под виртуальным кустом, а ты – карьерист несчастный! Шефа подсиживаешь!»

Внизу диалогового окна появляется сообщение – «Пользователь “Сашенька” покинула чат».

***

Спецназовец дает сигнал своим товарищам – можно. Все трое быстро поднимаются по лестнице.

Люди в спецназовской форме входят в бокс через металлическую дверь. Оттаскивают потерявших сознание рабочих и усаживают их на сиденья второго лимузина – придают им позы — как будто те решили передохнуть.

Один из спецназовцев садится на водительское место лимузина с трубачом. Он ловко вскрывает ножом обшивку двери, тщательно проверяет нишу за обивкой. Делает жест – увы, нет ничего!

Спецназовец показывает товарищу на электролампочку с проводом – обычно такие используют, чтобы осветить самые труднодоступные места в машине. Достает из-за пояса небольшой баллончик, распыляет жидкость на вскрытую обшивку, сиденья лимузина, обшивку крыши.

Спецназовец прячет баллончик. Берет лампочку у товарища и кидает ее на сиденье, прикрывает дверь, поджигает зажигалкой свернутый в трубочку лист бумаги и бросает его в узкую щель в боковом стекле. Салон машины вспыхивает. Спецназовцы быстро уходят.

***

Мимо дверей бокса проходит рабочий. Принюхивается, смотрит — стелется дым из-под ворот. Открывает и видит, что горит лимузин с трубачом.

— Мать твою!

Он зовет на помощь. Сбегается народ, из машины по соседству вытаскивают двух рабочих без сознания, тушат пожар огнетушителями. Шум, крики, гам.

Последние струи огнетушителей. Видно, что салон лимузина с трубачом выгорел дотла. Иван Сергеевич осматривает его.

— Н-да…

Директор смеряет презрительным взглядом двух чумазых рабочих – с ними доктор, который делает одному из них укол. Это те самые слесари, которых усыпили спецназовцы.

Иван Сергеевич покидает бокс, кивает на рабочих, которых усыпили спецназовцы, говорит на ходу клерку.

— С каждого по 40 тысяч за новый салон. Остальное — за счет фирмы. Если, конечно, это вообще можно восстановить…

И самое главное! Совет директоров – сегодня вечером, в 20.30 – там и определимся.

***

Виталик быстро сворачивает окно сообщений. В кабинет входит самый молодой слесарь и ставит на стол миниатюрную модель уже знакомого нам лимузина с трубачом.

— Вот! Представляете? За обшивкой нашел!
— Да? Как интересно! Надо же… Умеют америкосы делать сюрпризы! Отлично-отлично! Я как раз такие собираю…
— Я знаю! Поэтому и принес… Да, кстати, будьте осторожны! Трубач уже принес нам неприятность… Машину, на которую его переставили, кто-то только что спалил. Прямо на складе!
— Да?
— Все говорят, что это Волошин и Гуськов – типа, заснули. Но я в это не верю!
— Может, кто Сергеевичу насолить хочет?

Самый молодой слесарь пожимает плечами и быстрыми шагами направляется в цех.

Виталик набирает номер на мобильном. Его взгляд падает на фотографию на столе. Она стоит на подставке – на ней изображен Виталик в форме десантника вместе с двумя сослуживцами — все в полном боевом снаряжении.

Один из сослуживцев Виталика, который изображен на фото – добродушный толстячок — лежит в гамаке на даче и играет с огромной серой крысой. Она сидит у него на животе. Звонит мобильный телефон. Толстяк берет трубку.

Голос Виталика в трубке.

— Здорово, хомяк!
— Сам ты кенгуру!
— Ну, что – женился?

Виталик хитро улыбается. Голос добродушного толстяка в трубке.

— А ты?
— Есть тут одна у меня – на работе. Помнишь, я тебе рассказывал – Аля… Очень даже ничего! Язык так и чешется сказать ей «я тебе люблю». Но, понимаешь, у меня бзик – хочу уложить в постель еще одну — Сашеньку. Так она представляется в мессенджере.
— А ты все еще по чатам шляешься? Не надоело?
— Не-а! Ты послушай! Про Сашеньку…

Виталик делает дурашливое лицо.

— Ой – капризуля! Ой – недотрога! Но ты ж меня знаешь! Я не успокоюсь, пока своего не добьюсь… А потом с чистой совестью сам себе скажу – все, чувак, сезон охоты в твоей жизни закончился! И… пора… остепеняться…
— Ну-ну! Верится с трудом!
— Мне тоже! Ну, ладно, Васек! Машке привет! Надеюсь, ты голодом ее не уморил?

Толстячок кормит печеньем крысу – она по-прежнему на его животе.

— А чего ей? Вот она — жрет себе крекер!
— Ну, хорошо! Бывай!
— Пока!

***

В приемной секретарша молотит по клавишам компьютера. Заходит Алечка в строгом деловом костюме.

— Я, наверное, рано?
— Тебя тоже пригласили?
— Да. Я посижу тут?
— Сиди, шеф будет минут через пять. А потом и другие подтянуться.

Алечка не торопится садиться. Останавливается у стенда с учредительными документами фирмы. Всматривается в фотографию моложавого мужчины в очках, которая весит на стенде рядом с фотографиями Ивана Сергеевича и солидной дамы в шляпе. Внизу каждой фотографии — фамилия и имя учредителя, процент доли, которой они владеют в компании. 51 процент акций принадлежит Якобу Свенсону из Швеции. 23 процента – Ивану Сергеевичу, 26 – солидной даме.

В приемную вваливаются участники совещания. Впереди — Иван Сергеевич. Не останавливаясь, все, в том числе и Виталик, проходят в просторный кабинет шефа.

Все рассаживаются вокруг огромного стола. Директор берет слово.

— Господа, позвольте вам представить моего нового первого зама!

Иван Сергеевич делает театральную паузу.

— Виталий Геннадьевич Глушков – прошу любить и жаловать!

Виталик, красный как рак, смущенно поднимается, неуклюже раскланивается. Все оживленно гудят. Иван Сергеевич поднимает руку – тишина!

— Возможно, именно так все и будет. Но… завтра — когда вся эта бредятина наконец закончится и мы получим основную часть оплаты от важного клиента. А сейчас переходим к поминутному планированию. Американский лимузин должен сработать как часы. Швейцарские…

Один из участников заседания задает вопрос.

— А резерв?
— На подстраховке у нас машина Алины Андреевны – она должна следовать по пятам. Всем понятно?

Иван Сергеевич обращается персонально к Алечке.

— Порядок?
— Нет проблем!

***

Из квартиры Романа открывается красивый вид на Москва-реку. Виталик задергивает тюль на окне. В задумчивости ставит на полку миниатюрную модель свадебного лимузина с трубачом в ряд таких же миниатюр – их у него уже десятка два. К нему сзади подходит Семен в пижаме. Смотрит на лимузины.

— Не наигрался?

Виталик пожимает плечами.

***

Субботнее утро. Шум, гам. Толпа дружков жениха и сам Максим — в белом красивом костюме с галстуком — пытаются пройти в подъезд дома, где живет невеста. Им преграждает путь толпа веселых и разряженных женщин – в основном, среднего возраста. Мужская толпа накатывает на женскую, но безрезультатно. Пройти не удается.

— Выкуп! Выкуп!

Один из дружков жениха предлагает женщинам сотню. Те деланно возмущаются.

— Жадины-говядины! Прям-таки, сквалыги!

Второй дружок достает пачку сторублевых купюр.

— Теплее! Но еще мало!

Невеста в свадебном наряде беззвучно плачет в своей квартире. Иногда громко всхлипывает. Над ней суетятся стилисты – укладывают волосы.

— Я боюсь! Прощай молодость!..

Невеста поскуливает. К ней подходит подружка.

— Не верещи ты! Все будет хорошо!

Невеста Максима резко перестает хлюпать носом и спрашивает капризно-игровым тоном.

— Макс уже тут?

— Да, тут, тут! Чуть помурыжим на входе и он твой…

Мимо невесты одна из девушек проносит поднос с открытой бутылкой шампанского и пустыми фужерами.

— О-о-о-! Скорее бы уже, я тут вся извелась! Дай отхлебнуть!

Невеста лихорадочно хватает бутылку с подноса, наливает себе и судорожно делает два глотка, кашляет — шампанское явно идет не в то горло.

Во дворе продолжается свадебный обряд. Второй дружок жениха достает и добавляет к пачке сторублевок еще три пачки.

— Уже теплее! Так, так…

Третий дружок жениха театрально отодвигает плечом предыдущего купца и ловко распахивает кейс – он доверху наполнен пачками соток.

— Наконец-то! Вот это да!

Один из дружков услужливо подносит Максиму ножницы – жених разрезает красную ленту.

— Проходите, гости дорогие! Очень… дорогие, проходите, проходите, бриллиантовые вы наши!

Толпы смешиваются, с шумом, гамом, под развеселую гармошку, все заходят в подъезд.

В квартире невесты под столом, накрытым скатертью, сидит мальчишка 5 лет, перед ним торт, который он есть сначала столовой ложкой, потом двумя руками, размазывая по щекам. Суета в квартире, все бегают. К столу, заставленному закусками, но с пустым местом посредине, подходит подружка невесты.

— А где торт?

Мальчишка под столом видит красивые туфельки подружки невесты. Он ложкой, как древним камнеметательным орудием, «стреляет» куском торта по одной из туфель. Подружка невесты, взявшая огурчик со стола, вздрагивает.

— Ой!

Подружка невесты опускает взгляд и видит, что ее чулкам и обуви пришел конец. Она поднимает полы скатерти и приседает, чтобы увидеть того, кто это сделал. В этот момент малыш производит второй удачный залп – кусок крема попадает точно в лоб подружки невесты. Она выхватывает перемазанного малыша из-под стола, крепко шлепает по попе. Тот начинает верещать. Подружка невесты несет отмывать его в ванную, на ходу вытирает свое лицо салфеткой.

В квартире раздается трель входного звонка. Мимо подружки пролетает невеста и еще несколько девушек.

***

На приборной панели лимузина, который подъезжает к дому невесты Максима, хрипит рация. Голос Виталика из рации.

— Первый, как слышно?

Водитель лимузина в нарядной форме берет рацию.

— Слышу отлично!

В соседнем дворе за рулем припаркованной иномарки с рацией в руке сидит Виталик. Он внимательно наблюдает как к дому невесты подъезжает свадебный лимузин.

— Как настроение?

Голос водителя из рации.

— Все по плану!

Виталик вновь нажимает на кнопку рации.

— Аля! Ты меня слышишь?

Во дворе еще одного соседнего дома стоит запасной свадебный лимузин. Он припаркован прямо у выезда из двора. Водительская дверь распахнута, водитель сидит с газетой в руках. Рядом в девятке расположилась Алечка, она подносит ко рту рацию.

— Мы на стреме! Надеюсь — у тебя все получится!

Голос Виталика в рации.

— Ху-у-х! Я тоже…

***

В квартире невесты Максима шум, гам, перезвон бокалов, пожелания счастья молодоженам. От толпы, в центре внимания которой жених и его невеста, отделяется молодой человек, который подходит к окну. Он видит внизу подъезжающий свадебный лимузин.

— О! Уже лимузин подъехал!

Максим оборачивается на голос молодого человека, берет свою невесту под руку и подводит к окну. Они вместе смотрят вниз.

— Как ты и хотела!
— Да? А что я хотела?

У невесты игривое настроение. Она бросается к Максиму, крепко его обнимает. Склоняет голову на плечо.

— Честно говоря, я жду не дождусь, когда все закончится. И мы свалим отсюда на Крит! Ты виллу забронировал?

— Все, все! Начинаем спускаться вниз!

Максим и его невеста оборачиваются на мужской голос, который звучит из глубины комнаты. Максим склоняется к уху своей возлюбленной.

— В ней аж целых три спальни!

Народ бегает и суетится, прихватывает на ходу букеты и прочую свадебную атрибутику.

— Грузимся в автобусы… Жениха и невесту ждет лимузин!

***

Алечка сидит за рулем девятки. Она слышит голос Виталика из рации.

— Внимание! Вижу через окна лестничных пролетов – молодые спускаются вниз. Первый?!
— Понял! Выхожу!

Алечка креститься – дай бог, чтобы все там получилось.

Водитель лимузина спешно выходит из машины с рацией в руке. Подносит ее ко рту.

— Так, вышел! Сейчас встречу!

Водитель слишком сильно хлопает дверью.

Виталик подносит рацию ко рту.

— Спокойно! Не нервничай!

Голос водителя лимузина из рации.

— Ага!

Водитель лимузина стоит спиной к входной двери салона лимузина в напряженной позе, антенна рации торчит у него из нагрудного кармана, он вглядывается в подъездную дверь. Все сильнее слышатся звуки развеселой гармошки, шум и гам.

Дверь открывается. Водитель лимузина кланяется выходящим жениху и невесте, берется правой рукой за ручку автомобильной двери, левой делает приглашающий жест – милости просим!

Он не слышит и не видит, что в этот момент в двери лимузина раздается щелчок — срабатывает запирающее устройство, кнопка опускается.

Водитель дергает ручку двери, но дверь не открывается. Слегка опьяневшая толпа, среди которой выделяются несколько человек в шарфиках футбольного клуба ЦСКА, радостно гудит.

— Спартак чемпион! Спартак чемпион!

Водитель отчаянно дергает дверь. Он тянет ручку двумя руками, но безрезультатно.

Толпа продолжает веселиться. Только Максим не прыгает вместе со всеми. Он сверлит взглядом водителя.

— Спартак чемпион — по нырянию в бидон!

Водитель видит, что кнопка запирающего устройства утоплена. Лезет в карман брюк, но там пусто. Лихорадочно бросает взгляд в окно и видит, что ключи с электронным брелком — в замке зажигания.

Виталик ничего этого не видит из своей служебной иномарки – водителя лимузина загораживает радостно шумящая толпа. Он улыбается в предвкушении – действо начинается! Вдруг из рации слышится хриплый голос водителя лимузина.

— Ключи!

Виталик хватает рацию с приборной панели.

— Что ключи?

Водитель лимузина старается перекричать шум толпы. Встает спиной к гостям и молодоженам, говорит в рацию, чтобы этого не было видно.

— Бред какой-то! Все двери заблокированы, ключи в замке зажигания!

Окончание последней фразы водителя лимузина слушает по рации Алечка в своей девятке. Она в недоумении. Подносит рацию ко рту.

— Ребята, что происходит?

Голос Виталика из рации.

— Аля, помолчи!

Виталик стоит рядом со своей служебной иномаркой и лихорадочно набирает номер на мобильном телефоне.

Уже знакомый нам самый молодой слесарь из бригады Виталика с ленцой ковыряется в моторе. Раздается звонок мобильного телефона.

Виталик слышит щелчок, соединение состоялось.

— Э-э…

Но Виталика упреждает тревожный вопрос молодого слесаря.

— Что случилось, Виталий Геннадьевич?

Голос Виталика из мобильного телефона.

— Паша, срочно! Нужны запасные ключи от нашего лимузина!
— Я не знаю где они!

Виталик поднимает рацию ко рту.

— Аля, где у нас обычно хранятся запасные ключи?

Виталик прикладывает рацию к трубке мобильника, чтобы ответ Алечки мог услышать самый молодой слесарь.

— На стенде за спиной у диспетчера.
— Сколько у меня времени?

Голос Виталика из мобильного телефона.

— Ну, максимум – 10 минут…
— Три квартала, на дежурке? Никак! Не успею!

Виталик в отчаянии. Умоляюще кричит в трубку по слогам.

— При-ду-май хоть что-ни-будь!

Самый молодой слесарь молчит, он в ступоре. Медленно поднимает взгляд – в глаза бросается желтая «Ауди-ТТ», которая выглядит крошечной среди огромных лимузинов.

— Только если тэ-те-шку! Шеф сегодня утром оставил – фару заменить.
— Давай, Паша, жми – с шефом я разберусь!
— Ну, если только под вашу ответственность…

Максим решительным шагом направляется от толпы к шоферу лимузина, который пытается лезвием перочинного ножичка открыть замок двери у водительского места.

Из открытых дверей сервиса с визгом шин вылетает желтая «Ауди ТТ». Она резко сворачивает на улицу, делает полицейский разворот, набирает скорость и лавирует между машин.

Максим раздражен.

— Это действительно розыгрыш? Если так – мне он не очень нравится!
— Понимаете, со мной такое впервые. Чтоб сработал центральный замок сам по себе?! Нет, не припомню! Наверное, в электросхеме что-то перемкнуло… Ключи вон – видите?

Максим видит ключи в замке зажигания и мрачнеет.

По улице в довольно плотном потоке машин на бешеной скорости несется все та же желтая ТТ. За рулем – самый молодой слесарь. Он хватает рацию с приборной панели.

— Лечу уже!

Голос Виталика из рации.

— Ждем!

ТТ нещадно нарушает правила движения, то и дело вылетает на встречные полосы. Едва уворачивается от летящих навстречу машин.

Максим в панике.

— Что теперь?

— Нам нужно 10 минут.

Звонит мобильный телефон. Максим хватается за карман пиджака. Достает трубку. Это звонок от Виталика.

— Вы можете чем-нибудь занять гостей? Ну, еще 5-7 минут! Поводите хоровод что ли. Сейчас будут запасные…

Максим с гневным выражением лица резко вырубает мобильник, не дослушав Виталика до конца. Поворачивается к невесте и гостям.

Виталик отнимает трубку от уха, ошарашенный, смотрит на нее.

Максим обращается к невесте, которая стоит в толпе гостей.

— Все! Приплыли! Машина самозаблокировалась!

Толпа гостей притихает. Невеста жениха кокетливо морщит лоб.

— Макс – это и есть тот самый сюрпрайз, на который ты намекал?
— Не уверен…

Визг тормозов — Максим оборачивается. В двух метрах от лимузина резко останавливаются две черные девятки с тонированными стеклами. Из девяток выскакивают шесть вооруженных людей в спецназовской форме в масках и один – без маски. Этот один – разряжен как половой в дореволюционном трактире – в яркой красной косоворотке, перепоясанный кушаком, на ногах синие широкие шаровары. Обут половой в тяжелые армейские башмаки. На лице – грим – огромные веснушки, на голове – явно парик – рыжие кудряшки.

Спецназовцы стреляют вверх из автоматов. Один из них палит из помпового ружья по шине лимузина – она мгновенно сдувается. С криками и визгом половина свадебной толпы разбегается, остается жених, невеста и несколько гостей.

Виталик видит спецназовцев и полового. Бросается вон из машины, выхватывает из кармана мобильный и быстро набирает номер.

— Аля!

Встревоженный голос Алечки из трубки

— Я все вижу!
— Не высовывайтесь!
— Пытаюсь набрать 02.
— Ну-ну… Вряд ли они успеют… Я, кажется, догадываюсь, за чем эти парни сюда пожаловали…

Голос Алечки в трубке Виталика.

— Да? И зачем же?
— Прости, мне надо Ромчику позвонить!

Идет сигнал отбоя. Алечка в недоумении смотрит на трубку.

Мобильный Романа на столе начинает звонить и светиться. На дисплее появляется фотка Виталика. Но Роман не слышит и не видит этого – он в наушниках слушает музыку, ритмично отбивая такт головой.

Виталик напряженно вслушивается в гудки.

— Ну, ну! Давай же! Вот… баклан!

Один из спецназовцев бьет прикладом в челюсть водителя лимузина. Водитель летит на газон.

Виталик нервничает, сжав кулак левой руки, потрясает им – как будто подгоняет события.

— Ну, ну!

Один из спецназовцев достает брелок, жмет на кнопку — центральный замок лимузина срабатывает. Половой открывает водительскую дверь, садится на водительское сиденье. В это время два спецназовца забрызгивают краской из баллончика все окна в машине.

Половой внутри лимузина достает нож и вскрывает обшивку двери.

Виталик слышит щелчок, соединение состоялось, он открывает рот, чтобы начать говорить. Но его опережает возбужденный голос Романа.

— Ну, что – все описались от радости!?
— Заткнись! Скорее, наложили в штаны… Здесь идет стрельба!

Голос Романа в трубке.

— Пробками из-под шампанского?!
— Еще раз говорю – заткнись! Я не шучу! Люди с автоматами… Срочно найди среди моих игрушек лимузин с трубачом!
— Да нет проблем – вот он!

Половой шарит в нише, с досадой бьет тыльной стороной ручки ножа по клаксону, грязно ругаясь.

— Мать твою! Мать твою!

Виталик сосредоточен как никогда.

— Прощупай его, подергай!

Роман освобождает правую руку от мобильного, прижимает трубку плечом к уху, двумя руками дергает фигурку лимузина с трубачом – капот с передними колесами отрывается от корпуса автомобиля. Роман видит, что это флешка.

— Это флешка!

Ключевые слова

Евгений Глуховцев

Главный редактор журнала путешествий НетЗим

Оставьте комментарий

Нажмите сюда, чтобы оставить комментарий

ПУТЕШЕСТВИЯ ОПАСНЫ: можно не остановиться!

Самые дешевые рейсы, отели, дома

Дистанционная школа практической журналистики

Наш канал на YouTube