Германия Главная

Источник вдохновения – в Любви

В 1990 году Елена и Павел Гарши с двумя маленькими детьми переехали из Ставрополя в далекий немецкий город Людвигсбург. Но родную землю не забыли – часто бывают на Ставрополье, где их с радостью встречают родные, друзья, бывшие коллеги. Выросли дети, подрастают внуки, но в семье по-прежнему основным остается русский язык, а вместе с ним к юному поколению переходят традиции и культура. Интервью с Еленой Гарш, написавшей книгу «Вечерняя мелодия» (которая, кстати, вышла в Ставропольском книжном издательстве) , публиковались в краевых газетах «Молодой ленинец», «Наше Ставрополье» и «Славянский мир». Сегодня – встреча с Павлом Гаршем.

— Эмиграция. Это было совершенно кардинальное изменение в жизни для Вас и Вашей семьи. Первые годы в Германии подробно описала в своей книге Елена. Как получилось, что Вы – человек далекий от литературы – подхватили писательскую эстафету жены?

— Всё началось совершенно неожиданно, для меня самого это было открытием. Однажды Лена уехала в санаторий в Шварцвальд на три недели, и я остался дома один. В какой-то из вечеров на глаза попался мой флотский альбом, который нам чудом удалось провезти через границу во время переезда. В те годы на всём, что было связано с армией, стоял гриф «секретно», и под эту статью попадали даже фотовоспоминания. Но альбом всё-таки преодолел это «табу», и вот я сижу и перелистываю его страницы. Самое интересное, что до этой минуты я ни разу не вспомнил о своей службе на флоте, а тут — живые картины перед глазами, мои флотские друзья-товарищи. Сразу пришла мысль, что всё это нужно зафиксировать для своих детей, внуков, правнуков.

— То есть Вы сразу подумали о своих потомках?

— Да, потому что у нас с женой уже был за плечами пример упущенного времени. Мой тесть, Прокопий Владимирович, пытался рассказывать нам о своей жизни, о войне, о той советской стране, которую его поколение практически строило своими руками, поднимало на своих плечах, но мы в то время были плохими слушателями, не понимали ценность этого опыта. Оказавшись в Германии, через 3-4 года после эмиграции Лена стала по крупицам собирать историю своей семьи, но уже приходилось ее восстанавливать по письмам. Я же оказался в более выигрышном положении, так как практически приехал на землю своих предков. Но об этом чуть позже… Вернусь к армейском альбому. Листая его, я вдруг все вспомнил, будто это было вчера – лица, имена события… Так родился мой первый рассказ «Три года на флоте».

«Постой паровоз, не стучите колёса, кондуктор, нажми на тормоза…» А в этом паровозе кондуктора не было. Это был паровоз судьбы. Без тормозов. Он мчался, ехал, а иногда полз всё дальше и дальше… Сначала – на северо-восток от Караганды. Потом на восток до самого Хабаровска, затем далеко на юг. Так далеко, что дальше в бывшем СССР было уже некуда – до города-красавца Владивосток, с его знаменитой бухтой «Золотой рог». Но об этом мы узнаем потом, когда нас туда довезут. Мы – это молодые новобранцы, чей черёд наступил служить в рядах Советской Армии и Флота. Было это в городе Караганде 3 ноября 1973 года. Шёл очередной осенний призыв на срочную военную службу».

— Читая Ваше эссе «Взгляд в прошлое», у меня невольно возникала ассоциация с вечным переселением народов…

— Да, вы очень точно подметили. Мое детство и юность прошли в Казахстане. Рядом было много сверстников с русскими, казахскими и немецким фамилиями. Но Гарш я был один. Когда же мы приехали в Германию, выяснилось, что буквально рядом с Людвигсбургом, а точнее в 16 километрах от нас, расположен небольшой городок Мундельсхайм, где чуть ли не каждый второй житель носит фамилию Гарш. Я поехал туда на велосипеде. Казалось, что на автомобиле будет скучно. Я крутил педали и представлял, как мои предки выбирались по этой дороге на телегах, нагруженных кучей детей и нехитрым скарбом…

«Отец мой Бернгард окончил всего 5 классов. В немецких деревнях с 1938 года главным языком стал русский, а немецкий стали изучать, как иностранный язык. Это был поворотный момент для всех будущих поколений немецких детей в СССР. Немецкие дети, изучая родной язык как иностранный, потеряли коренную связь со своими соплеменниками. Наступил 1941 год. Год, который на долгие годы и десятилетия изменил судьбу всех немцев, живущих на территории СССР. В большинстве своём этнические немцы – это глубоко верущие, далёкие от политики, трудолюбивые люди. Семейные ценности, сохранение своей культуры, традиций, языка – было для них главным в жизни. Но когда на Россию вероломно нападает фашистская Германия, немец становится врагом всего советского народа, и тут уж никто не разбирается фашист он или простой крестьянин-труженик. К тому времени Бернгарду исполнилось 18 лет, и его, понятное дело, забрали на фронт. Но до фронта он не доехал. В августе вышел Указ советского правительства о депортации всех советских немцев. Первые, кого коснулась эта беда, были немцы, служившие в рядах Красной армии. Их повально арестовывали, допрашивали и затем отправляли в трудовые армии за Урал, в Сибирь, в районы крайнего Севера и Казахстан. Разумеется, арестовали и моего отца».

— Путевые заметки сейчас в литературе редкость. Современные писатели увлечены детективными историями. Однако Ваши «Записки велосипедиста» притягивают отнюдь не круто замешанным сюжетом. Жесткий стиль, жизнь как она есть. Невольно вспоминаются строчки Булата Окуджавы «Как он дышит так и пишет, не стараясь угодить…» И все-таки как появилась мысль вести дневниковые записи во время путешествия?

— Я люблю спорт, велосипед и дорогу. В этом триединстве — и связь времен, и связь поколений.

На велосипеде я проезжаю путь моих предков и надеюсь, что этой же дорогой проедут когда-нибудь мои внуки и правнуки.

Истоки, из этой деревни Мундельсхайм (Mundelsheim) на реке Некар когда-то выехали в Россию его предки. На фотографии знаменитая петля, снимал год назад его племянник Андрей Гарш.
Истоки, из этой деревни Мундельсхайм (Mundelsheim) на реке Некар когда-то выехали в Россию его предки. На фотографии знаменитая петля, снимал год назад племянник Андрей Гарш.

«Какое гениальное изобретение человечества — велосипед! Всего-то рама, руль, да два колеса, а сколько радости! Это лёгкие удобные быстроходные машины на любой возраст и вкус. Плюс существует великое множество велосипедных дорожек и отличный сервис по всей стране. Я езжу по Германии и душа поёт; только не ленись, крути педали. …через заболоченные места я приблизился к роднику. Здесь берёт начало река Некар и уносит свои воды далеко на северо-запад, превращаясь в большую судоходную реку, а затем впадает в Рейн. После нескольких минут размышлений, которые вызывает любой источник жизни, я тронулся в путь к самому большому озеру в Германии — Bodensee. Дорога привела меня в городок Донауэшинген. И снова минуты размышлений, ведь увидел совсем молоденький Дунай. Не верится даже, что стою на берегу реки, по которой когда-то мои далёкие предки сплавлялись на лодках-плотах до самого Чёрного моря в Одессу, где через двести лет родился мой отец. Сейчас стою у истока Дуная, у истока истории моего рода». 

— Судя по Вашим произведениям, Павел, Вы – романтик и жизнелюб. Что питает эту любовь? И в чем источник Вашего вдохновения?

— Напомню, что я вырос в Караганде, где нет рек, лесов, гор. Я ничего этого не видел. Желание познавать новое у меня с юности было самым сильным. Наверное, поэтому по воле судьбы (и военкомата) попал на службу во флот, где открывались возможности увидеть новые земли, страны. И именно там, на краю света, в далеком Владивостоке произошло чудо — я встретил такого же романтика, мою будущую жену Елену. Она мой главный источник вдохновения вот уже без малого сорок лет.

Беседовала с Павлом Гаршем журналист Вера Поляруш

г. Ставрополь

Павел Гарш: «Записки велосипедиста»

 

Ключевые слова
 

Присоединяйтесь к журналу путешествий НетЗим в соцсетях: так проще следить за нашими новыми публикациями!

ПУТЕШЕСТВИЯ ОПАСНЫ: можно не остановиться!

НетЗим — путеводитель ваших желаний в мире путешествий

Рубрики

Самые дешевые рейсы, отели, дома

Наш канал на YouTube

Школа практической журналистики