Где отдохнуть Главная

Русскоязычная община в Нидерландах

Много ли русскоговорящих людей в Голландии? На этот вопрос так сразу и не ответишь. Если учесть, что в стране всего шестнадцать миллионов человек (сосредоточенных в центральных районах, где все просто сидят друг у друга на голове!), то процентное соотношение количества русских к общей численности населения – полпроцента – кажется ерундой.

Но с другой стороны, полпроцента – это восемьдесят тысяч. Да украинцев, белоруссов, грузин, армян – еще раза в два больше… А страну можно объехать за каких-то три часа.

И все-таки русскоязычные жители Голландии не особенно часто общаются между собой. Существуют общины по национальному признаку. Например, армянская. В этом году мне случилось побывать на армянском празднике по поводу Старого Нового года. В городе Ден Бос. Подруга предложила сходить. В этом городе и его окрестностях армян много. Они сняли зал, принесли закуски, пригласили группу – играть музыку. Ребятишки очень хорошо станцевали в национальных костюмах. Как было на этой вечеринке?

У меня создалось впечатление, что я снова попала в СССР, что я снова маленькая девочка (ну, по крайней мере, еще учусь в школе или только-только поступила в универ). Музыка тех времен, дамы нарядные, с богатыми украшениями, все подвыпили и танцуют.

Я знаю, бывшие жители СССР друг дружку поддерживают. Многие из них приехали сюда уж точно не от хорошей жизни. Бежали, когда разорялись их города, не найти было работы… У меня есть знакомая, приехавшая из Дагестана. Есть ребята-грузины, жившие, кстати, в Москве. Все они встречаются со своими.

Те россияне, которые приехали в начале девяностых, тоже часто устраивают посиделки с салатом «оливье» и русским ТВ. В этих компаниях есть русскоговорящие мужчины, ведь они тоже уехали вместе с женами.

И вот эта группа сильно отличается от другой – приехавших позже, где женщины вышли замуж за голландцев. Мы тоже общаемся, но совсем не так плотно. Большей частью нас привело в Голландию нечто другое, не бегство с тонущего корабля. Да и не тонет этот корабль уже давным-давно!

Некоторые из дам, особенно, те, что помоложе, нашли работу, иногда даже – по своему профилю. Некоторые родили детей и вполне себе вписываются в голландскую действительность. Кому-то пришлось труднее, отношения с мужчиной не блестящие, найти себя сложно. Но те, что прибыли после салата «оливье», в любом случае, меньше кучкуются по национальному признаку.

В самом начале моей жизни здесь я однажды познакомилась в магазине с женщиной. Услышала русскую речь. Женщина была со взрослой дочерью. Мы стали общаться. Оказалось, что она тяжело больна, но отрицает это. Через какое-то время ее не стало. В тот момент я только начала говорить по-голландски, старалась учиться и узнавать как можно больше о здешней жизни. Татьяна уверяла меня, что ни один русский не может правильно говорить по-голландски, что нас тут за людей не держат. Наверное, такой ей виделась реальность.

Я успела убедиться, что в Голландии можно жить обособленно, противопоставляя себя всему голландскому, защищаясь от попыток людей общаться со мной. Но так долго не проживешь, плохо будет. Можно, напротив, забыть, откуда я родом и кто стоит за моей спиной. Пересыпать свою речь голландскими словами с сильным акцентом (кстати, многие так и делают, звучит это очень забавно), забывать, что вон то растение называется «шалфей», а «вакансия» — это должность, которую предлагают занять при трудоустройстве, а вовсе не отдых. И что каникулы – только у детей. И что нет у нас слова «бадкамера», а есть – «ванная комната».

А еще есть путь, лежащий посредине. Два паспорта, которые мы можем получить здесь, как бы символизируют нашу возможность взять лучшее из двух культур. И не отказываться от своих корней. И не хаять землю, где мы обрели второй дом.

Здесь есть несколько русских школ, есть воскресные школы, куда вдумчивые мамочки отправляют малышей, дабы помнили, откуда они родом. Проводятся разные мероприятия – выставки, концерты, праздники. Их не очень много. Я знаю, что в Германии, где русских, наверное, несколько миллионов, все это гораздо шире представлено. Уж не говорю про Америку. Но все же – кое-что есть.

И, конечно, не устаю благодарить технический прогресс за то, что каждый день и каждый час можно общаться со своими близкими и друзьями – хоть письменно, хоть устно. И что лететь до Питера или Москвы – менее трех часов. Это – великое благо.

Сайт Аси Пломп-Суворовой

Ася Пломп-Суворова

Оставьте комментарий

Нажмите сюда, чтобы оставить комментарий

ПУТЕШЕСТВИЯ ОПАСНЫ: можно не остановиться!

Самые дешевые рейсы, отели, дома

Дистанционная школа практической журналистики

Наш канал на YouTube